Ксения Чеснокова (api_boliviano) wrote,
Ксения Чеснокова
api_boliviano

Русские староверческие деревни в Боливии

Русские староверческие деревни в Боливии - это странная смесь родной деревни с реалиями противоположного края света. Сейчас про Тобороче написано несколько очень приличных репортажей. Сделано много фотографий. Тогда же мы не понимали, куда едем, и чего ждать. И для нас происходящее казалось каким-то выпадением из привычной реальности. Будто наложились друг на друга два мира. Две жизни. Одна просвечивает из-под другой.

RTW 2006-07: 20-21-22-23-24.04 santa cruz - toborochi - cochabamba




История нашего знакомства с русскими староверами в Боливии началась с феерической дороги Сукре - Санта Крус. Посреди ночи автобус сломался. Несколько часов ожидания (ночью на не откидывающихся креслах) и подали новый - вообще чуть ли не городской. Еще и денег за проезд повторно взяли. На удивление, все местные заплатили, не возмущаясь. По прибытии мы с Сашей устроили целый перформанс у стойки нашей автобусной компании. Отгоняли от нее потенциальных покупателей, рассказывая, какая мерзкая компания, автобусы ломаются, а денег не возвращают. Сначала нам угрожали вызвать полицию. А потом предложили вернуть половину стоимости билета. На этом мы решили, что перформанс стоит считать оконченным и пошли завтракать в самую понтовую кофейню города "Александр", где каждая булочка стоит как билет Сукре-Санта Крус. Да, такие мы непоследовательные.

Потом сходили в магазин "Оптика", принадлежащий русской женщине Жуже. Жужа - полная противоположность нашим предыдущим знакомым. Жужа полна энергии и готова объять необъятное. Она ведет кружок русской самодеятельности. Наряжает боливийских деток в русские сарафаны и учит их нашим народным песням. Дружит, кажется, со всеми работниками посольства. И помогает староверам. Она подсказала нам название одной из деревень - Тоороче.

Деревню Тобороче мы не смогли найти на карте. Смартфонов и планшетов в 2007 у нас не было. Так что ехали по описаниям типа "вперед, там пересадка, еще две и поворот налево, а дальше транспорт не ходит, авось доберетесь на попутках". Да, деревня староверов - не туристическая достопримечательность. Они вообще не любят чужих. Встречаю приветливо. Но явно предпочли бы собственное спокойствие. Не любят фотографироваться. Не любят показывать себя. Совершенно не мечтают о рекламе и не желают торговать своей уникальностью.

Там, где кончился транспорт, нас подобрали боливийцы на пикапе.

- Вы куда? В Тобороче? А к кому? К Василию? К Ануфрию?

Странно было слышать эти имена среди испанской речи. Боливийцы - местная рабочая сила. Русские нанимают их в качестве помощников.

Мы ждали обычной русской деревни. Но ошиблись. Хранить традиции - не значит отрицать прогресс, не считаться с новыми материалами и с новыми обстоятельствами. Тобороче - не деревня русских крестьян. Это деревня южноамериканских плантаторов. Огромные участки. Обычные для этой местности просторные дома. Некоторые - с колоннами. Нам указали на дом старосты, и мы пошли здороваться с Мартьяном и его женой Ариной.



Староверы или старообрядцы не приняли церковных реформ в далеком 17 веке. И бежали от гонений. Сначала в Китай. Потом дальше - в Канаду, Бразилию. И еще дальше, в Боливию. Живущие ныне в Боливии староверы родились в Китае (самые пожилые), в Бразилии, а кто-то уже в Боливии. Тем не менее, они носят рубахи, подвязанные поясками, платки и сарафаны в пол. Говорят по-русски. Живут по-русски. Хранят все традиции и обряды, с которыми бежали в далеком 17 веке с родины.

Да, они бежали в тепло. Звучит странно, но "русские не любят холода", - говорит Мартьян. Русским хорошо, когда тепло. Потому что в тепле земля плодоносит по три раза за сезон. В Боливии они снимаю три урожая в год. И совершенно этому счастливы. Всегда есть работа, есть выручка, есть возможность развиваться.

Я слушала и не могла поверить. Как так? Что изменилось? Неужели в 17 веке сбежали все, кто хотел и умел много и с наслаждением работать?

Мы сидели за столом с кружевной скатертью, так напоминающим наши деревни. Прислушивались к такой родной, но не совсем привычной речи. Не "легко", а "шутя", не "очень", а "шибко". Они не специально блюдут и хранят язык. Они просто говорят, как им привычно (я уточнила). Они вставляют множество испанских слов, когда не знают аналога по-русски. Они ходят на «ферию» (ярмарку), на «меркадо» (рынок). Молодёжь зачастую предпочитает говорить по-испански. Все-таки внешних контактов достаточно много. Высшее образование - на испанском. Все вопросы торговли, бизнеса - на испанском.



О вере Мартьян с Ариной не особо говорят. Перед едой молятся, но нам говорят: вы не стесняйтесь, на нас внимания не обращайте, ешьте.

Единственное ощутимое отличие, которое мы заметили - у них очень важна посуда, она должна быть "чистой". Они не едят в ресторанах, потому что там посуда общественная. А когда приходится (в самолёте, например), потом идут исповедоваться. Нас кормили из одноразовой посуды.

Едят они забавно - и не совсем по-местному, но и не по-русски. Очень риса много, но едят сметану и творог (свой, конечно). Соки свежие жмут. Пьют только воду, чай и кофе - нет почему-то. Пельменями кормили )))

Во дворе куры и корова, для личного пользования. И растут карамболы.

Душ, горячая вода, стиральная машина, кондиционер. А вот телевизор - нельзя. Только в гостиницах. Компьютер есть у одного в деревне. Он пишет мемуары, и ему решили облегчить жизнь. Печатная машинка - это все же явление прошлого века.

В комнате младшей дочки Ольгьи (именно так, на старинный лад), постеры с всякими Леонардо ди Каприо и Энрике Иглесиасами, Мартьян тоже знает их по именам.

У Мртьяна с Ариной 2 дочери и сын, сын уже перенял управление хозяйством, старшая дочь учится по специальности «управление предприятием» - им не хватает такого человека.



У Мартьяна несколько тысяч гектаров, они выращивают бобы, кукурузу. Именно в Тобороче выращивают единственный местный боливийский сорт бобов. Остальные - импортируются из Бразилии. У староверов есть небольшие магазинчики в соседних городах, кое-что продают в супермаркеты и оптовым покупателям. И То есть русские тут - прогрессивное веяние. Наши староверы, сбежавшие, чтобы сохранить свою культуру, ведут за собой сельское хозяйство Боливии. Удивительно.

Картошку выращивать не выгодно, для её обработки люди нужны («её надо людьми собирать»), а бобы - комбайнами. Мартьян говорит: мы работать не очень любим, работают местные на комбайнах, мы всё больше - отдохнуть. В Боливии хорошо. В Америке надо гнаться за прогрессом, а то через тебя перешагнут. А тут местные тебя никогда не перегонят.

Но это - слова. Мартьян показывает свои комбайны, которые с помощью GPS рассчитывают, что и где поливать и опрыскивать. Которые чуть ли не сами знают, где сажать и что собирать. Рассказывает, как из маленькой компании они выросли в огромную. Может, это и выглядит в его глазах как "много отдыхать и не гнаться за прогрессом". Но мы были поражены. И очень горды за своих соотечественников.

"Мы тут не как наши деды. Теперь наука показала, что надо остатки кукурузы не убирать с поля, а то земля сгорит".

Зарплату местным работникам платят приличную, в конце года премии - всё как у нас.



Еще Мартьян рыбу разводить надумал. В наш приезд было еще только 10 прудов, рыбу продавали в супермаркеты, и в деревню приезжали, как в рыбное хозяйство - платно ловить рыбу. Они с Ариной отвезли нас на квадроцикле показать пруды, вместе наловили рыбы, вечером поели. Рыба тут амазонская, особенно хорош паку.

Мартьян с Ариной никак не похожи на крестьян. Мартьян всё время говорит, что тут "сосьялизм" и как это хорошо. Ходит эдаким помещиком. Он тут хозяин. Арина работает на кухне, да по дому, и ходит как плавает, неторопливо и с чувством собственного достоинства.

Мы прогостили 2 дня, приняли нас очень хорошо. Много показали-рассказали. Заходили мы и к Арининой сестре. Та живёт попроще. Угощала нас домашней выпечкой. Она собирается вслед за своими детьми уезжать в Америку - у неё тут не так всё хорошо заладилось.

Очень мило смотрятся "наши" беленькие веснушчатые дети под кокосовыми пальмами. Носятся на велосипедах по проселочным пыльным дорогам в подвязанных поясками рубахах. С утра Тараска влез к нам в палатку с огромным кокосом и показал, как правильно разрубить его.

Хорошо мы провели эти два дня. Нас отлично приняли и много рассказали. Необычный опыт и невероятные знакомства. Очень жалею, что совершенно не фотографировала. Хотелось выказать уважение. А людям явно не хотелось сниматься. Им был приятен интерес. Но не хотелось выступать напоказ. Так что иллюстраций почти нет.

Дам ссылку на отличные фотографии Марии Плотниковой для репортажа на lenta.ru: https://lenta.ru/photo/2014/11/10/toborochi/.

В Боливии есть несколько русских деревень, а есть и староверы, живущие особняком. Кто-то мечтает уехать, а у кого-то гектары посевов и десятки комбайнов, как у Мартьяна, такие тут до конца, растят детей так, чтобы те приняли их дела.

Обратно из деревни нас подвозили русские староверы из Бразилии. Гостили тут у родственников. Довезли до дороги, и уехали к себе в Бразилию на стареньком пикапе. А мы поехали в Кочабамбу и дальше - в Оруро.



+ ДОБАВИТЬ ЭТОТ БЛОГ В ДРУЗЬЯ

Tags: кругосветка RE
Subscribe
promo eric_artem 18:58, yesterday 2
Buy for 30 tokens
Контент 18+ (лексика) Вот сидим мы и надеемся на удачное стечение обстоятельств. Наступила зима, пора менять резину, но вдруг все удачно сложится, и на нужную мне резину будут скидки? Или экономика пойдет вверх, у моей фирмы прибавится заказов и тогда я получу премию, так что не только колеса…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →